АВ 3 (90) 2006


Федор Кудрявцев
УВАЖАЕМЫЕ ЧИТАТЕЛИ!
АРХИВЕСТИ/ARCHINEWS
Дмитрий Фесенко
В ЗАЩИТУ СОВЕТСКОГО МОДЕРНИЗМА

Андрей Иванов
Александр Борознов
Параллельное путешествие двух архитекторов по 2-й Брестской
 

Андрей Иванов
Русский город сегодня: деньги поют, плюрализма нет
Интервью с директором Института Кеннана Блэром Рублом
 

Андрей Иванов
Дубна: инновации как основа градоформирования.
Интервью с первым заместителем Главы города Дубны Александром Рацем
 

Марина Кулебякина
Андрей Иванов
Подмосковные монологи.
Главные архитекторы городов Московской области отвечают на вопросы «АВ»
 

Алексей Иванов
Дмитрий Фесенко
ЗАГОРОДНЫЕ ПОСЕЛКИ
- К "GATED COMMUNITY" СЕЗОННОГО ПРОЖИВАНИЯ?

Мониторинг "АВ"/"АСД"
 

Константин Савкин
У ТВЕРСКОЙ ЗАСТАВЫ И БЕЛОРУССКОГО ВОКЗАЛА. ИСТОРИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ СТОЛИЧНОЙ ПЛОЩАДИ
 

Михаил Посохин
|Геннадий Сирота
«МОСКВА-СИТИ»:АКТУАЛЬНЫЙ СРЕЗ
 

Ирина Коккинаки
БЕГСТВО ОТ ЕВРОПЫ НА НАБЕРЕЖНУЮ БРАНЛИ, ИЛИ НОВЫЙ МУЗЕЙ ЖАНА НУВЕЛЯ
 

«РАКУРС Аркитектс» - К КРЕАТИВНОМУ ДЕВЕЛОПМЕНТУ?
 

Михаил Туркатенко
А был ли в советской архитектуре модернизм?
К вопросу о дефиниции стиля в архитектуре
 

ВЕСТИ ИЗ МАСТЕРСКИХ
Ирина Коккинаки
ОЧЕНЬ ЭКОНОМНАЯ АРХИТЕКТУРА ОФИСА
 

Феликс Новиков
 ХОРОШО ЗАБЫТОЕ СТАРОЕ
 

Ирина Коккинаки
ЕШЬ АНАНАСЫ, РЯБЧИКОВ ЖУЙ И УПРАЖНЯЙСЯ В СИСТЕМЕ ФЭН-ШУЙ
С VIII Международного Фестиваля архитектуры и дизайна в Доме на Брестской
 

ТРАНСНАЦИОНАЛЬНАЯ ФОРМА
 

Ирина Коккинаки
НОСТАЛЬГИЯ ПО-МУЖСКИ, ИЛИ СПОРТ-БАР «ДИНАМО-ТБИЛИСИ»
 
 
  на главную  

месторазвитие


У ТВЕРСКОЙ ЗАСТАВЫ И БЕЛОРУССКОГО ВОКЗАЛА
ИСТОРИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ СТОЛИЧНОЙ ПЛОЩАДИ

.pdf версия статьи
Генеральный план.

Перспектива, общий вид.

 


Константин Савкин

Мы публикуем материал на тему «Время и Место». Ближайшие перспективы развития исторических элементов города являются продолжением их несопоставимо более значительных ретроспектив. Архитекторы нашего ВРЕМЕНИ находятся в точке не только продолжения, но и изменения исторического градостроительного вектора, от них в немалой степени зависит направление архитектурной истории столицы.
МЕСТОМ нашего ретроспективно-перспективного рассмотрения в силу особой актуальности стала площадь Белорусского вокзала (Тверской заставы). В первой части публикации мастерская №20 Историко-градостроительных исследований «Моспроекта-2» им. М.В.Посохина представляет свои работы-обоснования, результаты исследовательской деятельности. Во второй части рассматриваются итоги конкурсного проектирования и перспективы застройки этого места.


ПРОЩАНИЕ СЛАВЯНКИ
МОРФОЛОГИЯ И ФОНЕТИКА

Об истории формирования одной из важнейших московских площадей – беседа с руководителем мастерской Е.Г.Никулиной.


– Может ли история площади Белорусского вокзала стать для наших современников если не положительным, то поучительным методическим примером для последовательного решения градостроительных задач?
Е.Н.
Мне кажется, что на примере площади Тверской Заставы сегодня в очередной раз может обсуждаться и, по сути, обсуждается проблема понимания того, «что есть исторический город» в нашем его восприятии. Чем чреват переход к новой символике зданий и новому качеству застройки, появляющимся в «историческом месте»? Что должно сохраняться, а что должно обновляться в таком городе, как Москва, где в последние два столетия идет постоянное преобразование городской структуры? Понимание и интерпретация историко-градостроительного контекста – проблема культуры второй половины XX века, когда знаково-семантические вопросы творчества, тема «места» стали достаточно активно обсуждаться во всем мире. Попытки переосмысления российского города достаточно отчетливо можно проследить уже с XVIII века, однако, до сегодняшнего дня, несмотря на формальные трактовки в законах, даже у профессионалов нет четкого понимания того, что надо сохранять в таком месте, как Москва, а что допускает или даже требует обновления, в чем заключается преемственность и соответствие традиции.

– Возможно, ранняя история формирования московских площадей может подсказать современным архитекторам ключ к их современному развитию? Каковы скрытые основания этих мест?
Е.Н.
Площади в Москве возникали в основном как торговые образования на пересечении торговых путей. Часто они формировались в месте выхода главных улиц к воротам городских укреплений или у их стен на территориях, утративших свою защитную роль плацдармов. Композиционно осмысляться и оформляться основные городские площади начинают в период классицизма, когда художественные диалоги и понимание морфологии и ландшафта города достаточно удачно сочетаются и реализуются. Именно в это время возникает много площадей в месте пересечения радиальных улиц и трасс Белого и Земляного города, а также Камер-Коллежского вала.
Особенно активно площади формируются после пожара 1812 года – Калужская, Серпуховская, Таганская, многие площади у городских застав. Как покажет будущее, они развиваются на месте потенциальных транспортных развязок, что при реализации Генплана 1935 года приведет к практически полному исчезновению всех классицистических композиций исторических площадей. В какой-то мере уже в момент своего возникновения они становятся заложниками транспортной проблемы и урбанистической ситуации в городе в целом.

– Какие-то уроки мы можем извлечь из сравнительно недавней истории проектирования площадей – заложников морфологических проблем?
Е.Н.
Сейчас, к примеру, очевидно, что Генплан 1935 года был идеологической конструкцией, которая, декларируя намерения решить транспортные и урбанистические задачи, по большей мере, была призвана обеспечить построение некой утопической идеальной модели жизни. При постановке художественных задач решения этих площадей, их закрепление в месте формирования транспортных узлов в те времена были увязаны с господствующей идеологией и пониманием образа нового социалистического города как грандиозного ансамбля. Тем не менее, при существовании этой идеологической конструкции, какой стал утвержденный Генплан 1935 года, на практике каждые 5-10 лет менялось понимание того, как формировать застройку площади. Начинали строить согласно одной концепции, потом про нее забывали и осуществляли новую идею. Такие «архитектурные нагромождения» особенно активно появлялись в местах транспортных развязок, так как именно здесь наиболее ярко проявлялся быстрый темп преобразования города и отсутствие градостроительной и культурной преемственности. То есть, по сути, при таком подходе полностью исключался эволюционный путь развития города, а господствовало революционное мироощущение, постоянно требовавшее обновления. Поэтому слово «новое» в те времена почти всегда употреблялось в позитивном значении. Чего не скажешь о восприятии этого слова теперь при употреблении его применительно к историческим территориям. В результате процессы, которые возникли в Москве в ХХ веке при достаточно рыхлой, часто недоформированной структуре периферийных исторических районов, привели к разрушению старой структуры площадей, на месте которой так и не возникла новая градостроительная целостность. Практически все современные «исторические» московские площади в настоящее время представляют собой конгломерат обломков градостроительных структур, как исчезнувших, так и не возникших. Хороший материал для деконструктивистского анализа состояния культуры ХХ века. Это время было зачаровано будущим, но у него полностью отсутствовало ощущение настоящего. И как следствие этого ему было не нужно позитивное осмысление прошлого. Как мне кажется, сегодня у нас в отношении к истории и к культурному наследию существует другой перекос. Мы порой просто обожествляем прошлое при отсутствии конструктивного отношения к будущему и по-прежнему не понимаем смысла исторического времени и не умеем жить в настоящем. Это отражается на всем культурном процессе и на архитектуре в частности и, прежде всего, на градостроительстве.

– Возможно, площадь Тверской заставы имеет свои индивидуальные исторические особенности, и ее удел – классическая завершенность?
Е.Н.
Современная площадь Тверской заставы исторически прошла все этапы преобразований, о которых было сказано выше. Ее главное отличие от многих площадей, возникших у застав Камер-Коллежского вала, – семантическая значимость в городской структуре. С момента своего возникновения в середине XVIII века она «оформляла» пересечение дороги из Петербурга в Москву с границей города, выявляя пространственную связь двух столиц. Однако до 1830-х годов Триумфальная площадь располагалась на пересечении Тверской улицы и Садового кольца: именно здесь ставились деревянные триумфальные арки в честь коронации императоров. Художественное осмысление площади Тверской заставы как знакового городского пространства происходит при строительстве в 1829-1834 годах Триумфальной арки в честь победы над французами. В это время композиция площади была решена по классицистическим канонам архитектурного ансамбля, центром которого была монументальная арка, выполненная по проекту О.И.Бове, которая теперь по иронии судьбы оформляет другое городское направление, что по-своему зафиксировало в структуре столицы историческую смену политической значимости московских радиусов. Новая арка привнесла укрупненный масштаб в структуру Тверской слободы, композиционно господствуя над одно-двухэтажной застройкой. Преобразование застройки, прилегающей к площади с другой стороны укреплений Камер-Коллежского вала, происходило постепенно по мере разбивки новых кварталов.
Развитие площади Тверской заставы в XIX веке во многом определяется появлением новых видов транспорта, который начинает оказывать серьезное влияние на структуру городских пространств. Постепенно начинают ветшать, а затем и вовсе исчезают укрепления Камер-Коллежского вала, в непосредственной близости от кордегардий, фланкировавших Триумфальную арку, оформляются капитальной застройкой городские кварталы. Здесь строятся в основном дешевые доходные дома с лавками, трактирами и мастерскими в первых этажах. Строительство железной дороги и возникновение в 1870 году у Тверской заставы вокзала определило новую роль площади – роль транспортного узла, постоянно требующего модернизации. Уже в 1912 году старое здание вокзала разбирается, а на его месте по проекту архитектора И.И.Струкова строится новое, сохранившееся до настоящего времени. Расширяется трасса Петербургского шоссе, через железнодорожные пути строится путепровод, архитектурное оформление которого композиционно усиливает значимость этого городского направления. На привокзальной площади устраивается трамвайный круг. Все это усложняет пространство, композиционно, распадающееся теперь на две площади, каждая из которых воплощает в своей структуре определенный этап в развитии города. Обилие свободных земель за Камер-Коллежским валом позволяет решать транспортные проблемы, не затрагивая архитектурно-значимых элементов в сложившейся городской застройке. В 1914 году на территории одного из строительных кварталов со стороны Бутырского вала по проекту А.М.Гуржиенко начинается строительство старообрядческого храма, силуэт которого композиционно включился в пространство площади, усложнив ее структуру.

– Что происходит с площадью в советскую эпоху, которая, кажется, углубляет противоречие между живой морфологией и гипотетической целостностью?
Е.Н.
В советское время делается попытка отказаться от исторически сложившегося зонирования и композиционно осмыслить площадь как целостное городское пространство. Общая идеология была определена концепцией Генплана 1935 года. В 1936 году под руководством А.В.Щусева был разработан проект, где площадь Белорусского вокзала трактовалась как узловая в структуре новой магистрали «Северный луч – завод имени Сталина». За основу некоего композиционного модуля принималось здание вокзала, которое включалось в новую композицию, построенную по классическим принципам. Она формировалась монументальной парадной застройкой. Направление Бутырского вала предполагалось продлить до магистрали, проходящей через центральную часть города. Историческая Триумфальная площадь как самостоятельное градостроительное образование исчезала, сохранялась лишь арка, подчеркивающая ось улицы Горького и Ленинградского шоссе. «Под проект» были разобраны застройка квартала со стороны Грузинского вала, кордегардии и сама Триумфальная арка, которую предполагалось вновь установить после завершения реконструкции площади, чего, как мы знаем, так и не случилось. При разработке проекта на первый план выдвигались архитектурно-художественные задачи, роль площади как крупного градостроительного узла, периодически требующего модернизации, явно недооценивалась. Осуществлению проекта помешала война. Из всего замысла по проекту Синявского был построен лишь жилой дом у пересечения улицы Горького и Лесной. Победа в Великой Отечественной войне внесла новое смысловое значение в историю площади, достаточно вспомнить культовый фильм 1970-х – «Белорусский вокзал». В 1950-х годах, когда на осуществление масштабной реконструкции площади просто не было средств, на месте разобранного строительного квартала был разбит сквер, в центре которого был установлен памятник А.М.Горькому, призванный символически обозначить место встречи «пролетарского писателя народом» в момент его возвращения в Россию – знакового события для советской истории. В 1960-80-х в застройке площади практически ничего не происходило. Однако появление станций метро «Белорусская», увеличение пассажирских перевозок, интенсивное развитие транспорта усугубляли урбанистические противоречия. В этот период продолжаются перспективные проработки проектов реконструкции площади, но не один из них не реализуется. Стихийное развитие коммерческого строительства в 1990-х годах вызывает серьезные трансформации застройки площади, свидетелями которых мы сегодня являемся. Это происходит в результате непоследовательной градостроительной политики, отсутствия целостного композиционного видения этой площади (того, что стало общим местом для многих московских площадей).

– Ситуация снова напоминает период 1930-х – дифференцированного, попеременного решения структурно-морфологических, урбанистических и художественных задач?
Е.Н.
Только теперь на первом плане, скорее, экономические вопросы, со всеми их противоречиями и неувязанностью с правильным пониманием комфорта современной городской жизни, характерные для сегодняшнего дня. Если в течение 30-50 советских и постсоветских лет на площади ничего не происходило, то сейчас мы наблюдаем невероятную динамику градостроительных процессов. Когда в середине 1990-х годов эта активность только зарождалась, делались попытки заново осмыслить Белорусскую площадь как современную градостроительную целостность, однако и в этот период архитектурно-художественные задачи превалировали над урбанистическими. В настоящее время территория площади и фрагменты прилегающих строительных кварталов включены в охранную зону объектов культурного наследия, отдельные здания получили статус памятников. Все это стало несколько запоздалой попыткой остановить бессмысленный процесс разрушения площади и необдуманных ее трансформаций. Сейчас площадь Тверской заставы являет собой место «городского разлома», где столкнулись несколько композиционных структур, фрагменты которых обозначены застройкой разных исторических эпох. Со стороны Бутырского вала и Лесной улицы в ее структуру активно включились только что построенные объемы, привносящие новый масштаб и изменяющие пространственную ориентацию площади. Это требует некого адекватного ответа в застройке со стороны Грузинского Вала. Определенной модернизации и укрупнения масштаба по соображениям композиционной целостности требует и застройка кварталов Брестских улиц, первоначально возникшая как фронт переулка, а сейчас ограничивающая пространство огромной площади.

– И все же, ставится ли сегодня именно композиционная или средовая задача целостного единовременного формирования площади, или по-прежнему архитектурно оформляются экономические или транспортные решения?
Е.Н.
Я думаю, что на этот вопрос вы можете ответить сами. Гипотетически такая задача ставилась, а фактически – нет. Проведенный ранее конкурс в какой-то степени стремился найти компромисс между целостностью нового архитектурного решения площади и экономической привлекательностью заявленной функциональной программы. Однако при появлении конкретного инвестора на проектной площадке вопросы целостности архитектурного облика площади вообще уходили на задний план. Отсутствие осмысленных городских программ по развитию инфраструктуры Москвы и повышению комфорта проживания, а также не сложившийся до сих пор рациональный подход к использованию культурного наследия не позволяют полноценно формировать «новое», органично включая в него ценные исторические фрагменты. Сейчас намечается новый этап преобразований площади. Проектируется новая транспортная развязка, планируется освоить подземное пространство в увязке с формированием новой застройки со стороны Брестских улиц и Грузинского Вала. Думается, что чуда не произойдет и в этот раз. Тем не менее, опять появляется шанс учесть отрицательный опыт непоследовательных реконструкций и завершить объемно-пространственную структуру площади с полноценным включением в ее структуру всех исторических композиционных и семантических составляющих. Это, прежде всего, здание Белорусского вокзала и пространство перед ним, путепровод, фрагменты исторической застройки кварталов, павильон метро «Белорусская – кольцевая». Обязательно следует учесть композиционное включение церкви в пространство площади и добиться сохранения и выявления в структуре площади основного исторического композиционного направления, определенного трассой Ленинградского проспекта и Тверской улицей. Достаточно сложной представляется проблема сохранения на площади памятника Горькому. Сейчас принято решение о его демонтаже в связи с реконструкцией площади, по этой же причине в свое время исчезла и была перенесена в другое место Триумфальная арка. Где найти место для памятника в структуре площади при изменении отметок земли в связи с устройством развязки и появлением выходов из подземного пространства? Это сложный вопрос, требующий комплексного обсуждения как среди профессионалов, так и с москвичами, так как сохранение знаковых исторических элементов Белорусской площади, отражающих сложные жизненные коллизии города, слишком важно для исторической памяти Москвы. Не менее важно найти выразительное архитектурное решение новых объемов, адекватное современному ощущению и пониманию такого сложного городского организма, каким представляется нам площадь Тверской заставы. Для этого необходимы совместные усилия архитекторов и заказчиков. Надеюсь, что в этот раз площади повезет, и она, сохранив историческое своеобразие, обретет, наконец, композиционно осмысленное решение, в рамках которого будет решена хотя бы часть урбанистических проблем. Как известно, надежда умирает последней…

Московская городская среда в настоящее время испытывает заметные морфологические преобразования. С приходом инвестиций столица обновляется, насыщается застройкой, неумолимо растет этажность, исчезают свободные участки. Однако увеличивается не только масса или плотность застройки, но и встречная потребность в расширении транспортных, пешеходных потоков, вызванная функциональной активизацией центра.
Оптимальное соотношение физических параметров и финансовых потоков можно просчитать математически. Но, полагаясь в решении сложных морфологических и экономических задач только на математические расчеты и электронный разум, сохраним ли мы городскую «фонетику» – художественное или средовое звучание открытых бульваров, скверов, площадей? Не говоря уже о мистическом значении и звучании таких мест (вспомним то же «Прощание славянки»).
Неужели мы вынуждены распрощаться с надеждой увидеть площадь завершенной – не классически симметричной, но уравновешенной (также и в смысловом отношении)? Может ли город в ближайшем будущем отказаться от стихийного, импульсивного ее развития?





БАЛАНСИРОВАНИЕ НАД ПЛОЩАДЬЮ
ПОИСКИ ОПТИМАЛЬНОГО РЕШЕНИЯ

Площадь Тверской Заставы в отличие от некоторых других мест города не была обделена вниманием урбанистов, о чем свидетельствуют материалы давних и недавних, закрытых и открытых, официальных и приватных конкурсов и разработок.

В марте 2002 г. завершился закрытый конкурс на «Архитектурно-планировочное и объемно-пространственное решение площади, проведенный на основании решения Архитектурного совета Москвы. Все проекты-участники были опубликованы в «АВ» №4(67) 2002. Сегодня можно сопоставить их с реальной ситуацией и увидеть заметное отклонение от вектора прогнозируемого развития площади.
Интересным материалом для сопоставления являются и предложения зарубежных архитекторов, приглашенных в последнее время для поиска верного и достойного градостроительного решения. Мы представляем некоторые из них в этой публикации, так же как совсем недавние проектные материалы.
Участник конкурса 2002 г. и автор последних разработок, руководитель мастерской №19 «Моспроекта-2» А.Р.Асадов дает свой комментарий развитию событий, продолжая тему публикации Е.Г.Никулиной. И пресловутые «экономические вопросы» затрагиваются в первую очередь.


Александр Асадов:
В работе с крупными градостроительными образованиями помимо комплексного анализа и выявления архитектурных проблем участка важно определить соотношение затратной и коммерческой частей будущего объекта. В данном случае определялись возможные пятна застройки и резерв, который мог бы покрыть расходы, связанные со строительством затратной части, в первую очередь – довольно сложной транспортной развязки.
С этой целью после проведения объемно-планировочного конкурса 2002 г. мастерская Б.Бодэ на основе полученного материала выполнила экономическую концепцию. В ней был определен баланс между затратами на развязку и коммерческими подземными площадями (торговлей и парковками) для того, чтобы максимальный объем работ выполнялся не из городского бюджета.
В это время к объекту была привлечена известная инвестиционно-строительная компания «Стройинком-К», которая вкладывает деньги в проект и его дальнейшую реализацию. Инвестор в свою очередь пригласил проектную фирму из Израиля под руководством Моше Цура. В портфолио этого архитектора достаточно много общественных зданий различного назначения, в том числе, крупных и современных торговых центров с большой составляющей развлекательного характера. Им была проработана концепция подземных сооружений Тверской заставы с основными зонами и осями. В итоге появился своеобразный треугольник моллов с вершинами – выходами на поверхность.
Наша мастерская была привлечена для сопровождения проекта М.Цура. Совместно с его компанией мы развязывали планировочные узлы, реализовывали стремление инвестора осветить подземное пространство естественным светом через прозрачные покрытия пешеходных зон. Инвестор готов пойти на серьезные затраты для реализации своей идеи, поддержанной архитекторами. Кроме того, на совещании у Ю.М.Лужкова большую часть пешеходных покрытий решено было обеспечить подогревом, что решит вопросы зимней эксплуатации.
Подземное пространство имеет два 6-метровых этажа, объединенных треугольным молом, вершинами которого станут три площади разного назначения. Там сходятся различные коммуникации, входы, связи с паркингом, расположенным в третьем, четвертом и пятом подземных уровнях. Вместимость стоянок (около 1400 машиномест), заложенная еще в концепции, должна обеспечить потребности торгового центра и Белорусского вокзала. Благодаря этому удается сохранить существующее пространство перед историческим зданием вокзала. Все пешеходные пути связаны в своеобразное кольцо с доступом к вокзалу и торговому центру.
Самое интересное, что в результате работы Б.Бодэ и М.Цура Тверская улица при выходе на площадь получила достаточно большой пешеходный планшет, не пересекаемый транспортными путями. То есть был ликвидирован проезд между площадью и рядом домов со стороны Тверской. По проекту транспортная развязка проходит всего в 5-6 м от памятника Горькому, поэтому его предлагается сдвинуть к оси Тверской улицы, что в какой-то мере возвращает нас к истории его появления в 1950-х, когда при установке памятника был снесен жилой квартал. При этом сохраняются габариты всего сквера со старыми и новыми элементами благоустройства.
Транспортная развязка на этом месте проектируется много лет, и генпроектировщик институт «Мосинж» уже на стадии утверждения внес серьезные и интересные корректировки в схему. Благодаря им был максимально сохранен рельеф площади Белорусского вокзала с одновременным вынужденным расширением и удлинением моста, являющегося памятником инженерного искусства. С целью минимизации изменений были продуманы все необходимые съезды с моста и проезды под ним, изменено направление движения на 1-й и 2-й Брестских улицах, модифицирована развязка на площади Маяковского.
Ситуация вокруг площади Тверской заставы непрерывно меняется. Здесь появились новые офисные комплексы – у северо-восточной части площади, у церкви Николая Чудотворца (большой офис «Капитал Групп» по проекту АБ «Остоженка» под руководством А.Скокана, группа зданий, проектируемых под руководством Б.Левянта). Проектируется расширение Второго часового завода, рассматривается вопрос перекрытия участка железной дороги до Савеловского вокзала как часть другой программы по перекрытию русел железных дорог в центральной части города. И, наконец, те работы, что представлялись в конкурсе – участок от улицы Тверской до 2-й Брестской. Плюс – работы по участкам, прилегающим к кольцевой станции метро «Белорусская».
В обозримом прошлом работы вокруг площади велись в течение 15-20 лет. Самый первый яркий проект был выполнен А.Меерсоном в начале 1990-х годов. Это так называемая «Белая башня» – высотный акцент в месте, прилегающем к Тверской улице.
«Стройинком-К» в процессе работы над подземной частью вместе с Москомархитектурой и с нами начал нащупывать другие резервы по земле, прорабатывая различные варианты. Аналогичные работы в последние три года были заказаны в качестве конкурсных предложений ряду московских архитекторов и зарубежных компаний. (Мы видели порядка 10-15 достаточно серьезных предложений в разной стадии разработки). Работая над своим проектом, мы внимательно анализировали предложения коллег, рассматривали их совместно с ЭКОСом, профессиональной общественностью. Среди работ других участников можно выделить французскую компанию – треугольный вариант (по просьбе заказчика мы тоже выполняли треугольные варианты). Эта же фирма предложила интересную идею продолжения линии Бутырского вала по южной границе площади, в результате чего новая застройка отступила на углу с Тверской, оставив рекомендуемый к сохранению исторический дом, мы также развили эту идею.
Мы проследили интересный путь высотного акцента А.Меерсона от 1-й Брестской. В предложении фирмы AEDAS это акцент-портал, перешагивающий 1-ю Брестскую улицу. Затем мы делали акцент уже на границе со 2-й Брестской улицей.
Анализируя вместе с историками ситуацию, в том числе, появление достаточно большой массы на восточной стороне площади (офисы «Капитал Групп» и другие проектируемые объемы), мы увидели Тверскую улицу в качестве своеобразной оси площади-коромысла. И одно плечо его все больше нагружалось офисными центрами.
Постепенно мы пришли к выводу, что для равновесия «коромысла» Белорусской площади высотный акцент необходимо сместить еще ближе к выходу из кольцевой станции метро «Белорусская». За этой станцией достаточно большой участок земли, который ранее предлагался в концепции Б.Бодэ для развития вокзала. Мы почувствовали здесь резервы и пришли к решению именно там поставить высотный акцент, который уравновесит площадь по массам и минимизирует свое влияние на Белорусский вокзал. К тому же стоящий на южной стороне площади акцент днем выглядел бы черным силуэтом, отбрасывающим тень в сторону филигранного исторического здания.
Эволюция смещения высотки привела нас к решению поставить ее у станции метро, показать перспективу для реабилитации завокзального пространства, уравновесить противоположную нагруженную сторону, уйти с южного фронта застройки и одновременно занять теневое по отношению к вокзалу и достаточно активное в целом место при восприятии со стороны Тверской улицы в момент пересечения площади, и в то же время сохранить ценные и наиболее уязвимые участки исторической застройки.

В процессе интенсивного развития последних десятилетий в застройке Москвы возникают многочисленные локальные, преимущественно коммерческие новообразования различного масштаба.
Как правило, новое строительство носит опережающий характер по отношению к развитию инженерной и транспортной инфраструктур, которые в итоге могут испытывать перегрузки не только локального, но и общегородского характера.
В большой степени это касается центральной части города, особенно ее каркаса и городских площадей – мест сосредоточения функциональной активности, наиболее притягательных для инвесторов.
Возникновение довольно динамичных локальных перегрузок нарушает баланс не только инженерной и транспортной инфраструктур, но и композиционно-градостроительное равновесие, систему ориентиров и акцентов Москвы.
Градостроительные проработки по факту строительства крупных объектов в некоторых местах напоминают балансирование водоноса с попытками выровнять положение при помощи попеременного увеличения нагрузок то с одной, то с другой стороны.
Образ коромысла, использованный Александром Асадовым в описании ситуации вокруг площади Тверской заставы, довольно точно передает обстановку. Только плеч у этого коромысла более чем два, а необоснованного наращивания архитектурных масс в итоге могут не выдержать и коромысло, и собственно водонос.
Значительную устойчивость в решении транспортных, экономических и функциональных задач при «балансировании над площадью» Тверской заставы придает освоение подземного пространства. Центр тяжести застройки словно бы переносится ниже – к уровню земли. Подобным образом городские проблемы решаются в других местах города, приобретающих тем самым функциональную и экономическую устойчивость. Это позволяет сохранить и даже увеличить вес исторических, средовых элементов площади.
Что касается «коромысла» Тверской заставы – судя по вниманию, оказанному в настоящее время этому месту, расшатанная было ситуация общими усилиями (по крайней мере, теоретически) уже приводится в состояние равновесия.
Следующие (или уже одновременные) шаги по организации застройки вокруг Тверской заставы – развитие «шлейфа» над железной дорогой до Савеловской площади; расширение Белорусского вокзала и создание полноценного привокзального комплекса; работы по реконструкции 2-го часового завода и другие объекты данного места – призваны обеспечивать состояние непрерывного градостроительного равновесия. Ибо развитие города и есть постоянное балансирование его сложной структуры.

 
 
  Rambler's Top100
  Рейтинг@Mail.ru